У нас сильная команда

9 мая 2021 г.

|

FCSD

Президент ФК «Шахтер» Ринат Ахметов дал интервью программе «Великий футбол»

– Что произошло с командой, которая впервые за пять лет не стала чемпионом Украины?
– Произошло, наверное, то, что мы не стали чемпионами Украины. И очень хорошо, что впервые за пять лет. То есть это говорит о том, что четыре года «Шахтер» выигрывал золотые медали чемпионата Украины. Я думаю, что за эти пять лет мы проделали очень хорошую, качественную работу. В этом году, в принципе, я ожидал, что мы не выиграем чемпионат.
 
– В какой момент вы это почувствовали?
– Когда мы закончили чемпионат, мы сидели с друзьями, и я сказал: думаю, что следующий чемпионат мы не выиграем. Они думали, что я шучу. Но я, кстати, не шутил. Интуиция такая была. Даже когда пришел Мирча, я думал, что, наоборот, это поможет нам стать чемпионами. Я даже подумал, что, может быть, футболисты разозлятся, будут по-другому относиться, и мы выиграем чемпионат. Мы играли плохо и заслуженно проиграли чемпионат. Киевское «Динамо» играло очень хорошо и заслуженно выиграло чемпионат.
 
– Контракт с Каштру продлеваться будет или нет?
– Вы помните, что у нас с Каштру был подписан контракт на два года. Новый контракт мы не предложили. Но клуб сиротой не будет. Тренировать клуб вы не будете и я не буду. Его будет тренировать, поверьте на слово, очень качественный, сильный наставник, в которого мы поверим. Каштру проделал очень хорошую работу. И в этом «Шахтере» он по крайней мере раскрыл очень много молодых игроков – их имена будут надолго связаны с донецким «Шахтером». Он всегда будет в наших сердцах, потому что он вышел из сложнейшей группы. Вы вспомните, пожалуйста: у нас были прекрасные составы, но только нам попадается кто-то а-ля мадридский «Реал» – 0:4 там, и здесь мы проигрывали. Уже заранее; тридцатая минута – уже счет на табло.
 
– Если в Лиге чемпионов были победы над «Реалом», то были и два крупных поражения от «Боруссии». Почему, на ваш взгляд, у команды были эти «качели»?
– Вы понимаете, мы обыграли «Реал» (Мадрид). С «Реалом», вы помните, – COVID, у нас многие футболисты не играли. В итоге поставили молодежь, а молодежь сотворила чудо – вышли играть на равных. По качеству игры, по контролю мяча, в комбинационный, в атакующий футбол на чужом поле. После первого тайма вели 3:0. Потом игра с «Интером»: он ставит ту же молодежь, и она опять не проигрывает! Потом игра уже с «Боруссией». Молодежь может и очень крупно выиграть, и очень крупно проиграть. Мы проиграли, и это плохо. С «Боруссией» мы показали, что очень плохо готовы были к ней. Но в то же время мы проиграли в двух матчах 0:10 «Боруссии», а потом у нас игра с «Реалом». И мы по игре выигрываем 2:0. И вроде бы не все плохо. И наши еврокубки решаются где? В матче с «Интером» на выезде. Мы едем туда, и что? И не проигрываем. В итоге мы говорим о том, что Каштру – великий. А когда проиграл «Агробизнесу», Каштру – не великий. Ну, это несправедливо. Когда мы выигрываем, это заслуга всех, в том числе тренера, а когда проигрываем, во всем виноват тренер. Я категорически против того, чтобы мы так говорили. Я считаю, если мы проиграли, во всем виноват я, а если мы выиграли – это заслуга всех. Значит, мы что-то не увидели, значит, мы что-то недосмотрели, и я прежде всего. Поэтому тысяча извинений перед болельщиками. Я считаю, что мы сделаем все для того, чтобы в будущем радовать своих болельщиков яркой, красивой, содержательной, качественной игрой, и самое главное – победной игрой.
 
– Вы берете как президент ответственность на себя?
– А как же? А когда я не брал ответственность на себя? 11 октября будет уже 25 лет… Если мы выигрывали – заслуга всех, если мы проигрывали, я всегда говорил о том, что, прежде всего, виноват я. Я не могу пообещать, что мы выиграем следующее чемпионство, но я могу пообещать, что мы будем для этого все делать.
 
– Есть ли в будущем такой вариант, что команду может возглавить Дарио Срна?
– Конечно, почему нет? Все возможно. Именно на этом этапе у нас немного другие идеи. А Дарио – молодой.
 
– А сам Дарио хотел бы попробовать себя тренером?
– Я на эту тему с ним не разговаривал. Думаю, что у вас была возможность на эту тему поговорить. Он вам честно скажет. Он по крайней мере очень чистый, честный и откровенный парень. Он всегда скажет. И поверьте на слово: у него ума больше, чем амбиций. Он точно понимает, что это вообще легенда «Шахтера», он для «Шахтера» сделал очень-очень много и еще очень-очень много сделает. И он точно не возьмет на себя то, с чем не справится. Поэтому вы не думайте, что я взял и сказал: я хочу, чтобы завтра Дарио Срна был главным тренером. Я ему что пожелал, удачи или позора? Если он с этим справится, значит, он может быть великим тренером. А если он не справится, он скажет: президент, вы меня пригласили, мне было неудобно вам отказать, а в итоге по большому счету я встретился с тем, с чем не хотел бы встречаться. Дарио – это суперответственный человек. «Шахтер» в его сердце навсегда. Он очень много сделал и продолжает делать. И я хочу сказать, что в своем качестве он принесет «Шахтеру» еще очень много пользы. Которая помогает мне сегодня! Я с Дарио практически каждый день на связи. И это не так, что он смотрит, что делает Каштру, ему говорит хорошо, а мне плохо. Он имеет мужество говорить честно. А все-таки честность – это продукт, который не портится.
 
– Тайсон ушел из «Шахтера»... 
– Тайсон тоже много сделал для наших побед. Мы ему благодарны. Дай Бог ему удачи в будущем.
 
– Но этот опыт, что он ушел бесплатно…
– Это нормально. Футболист же не в рабстве находится. У футболиста есть контракт, это права и обязанности. Мы подписали с ним контракт. Контракт закончился. Мы уважали контракт, выполняем его, как выполняем все контракты перед игроками и тренерским штабом – перед всеми. Точно так же они выполняют перед клубом. Закончился контракт? У нас есть право, и у него есть право продлить. Если мы не пришли к соглашению, у него есть право покинуть клуб – это нормально.
 
– Является ли в некотором роде смена поколений сейчас проблемой?
– У нас, допустим, сломался Мораес. Это тоже большая потеря для клуба. С Тайсоном такая ситуация. Ключевые игроки на сегодняшний день… Коноплянка у нас сломан. Опытные игроки на сегодняшний день не в состоянии были помочь. Это проблема. А то, что, допустим, старики не пускают молодежь… Ну, молодежь, как правило, не любит спрашивать разрешения у стариков.
 
– «Шахтер» несколько лет не делает покупок на рынке.
– А какие позиции, вы считаете, «Шахтеру» нужно усилить?
 
– Допустим, на позиции в нападении...
– Ну, на сегодняшний день, когда сломался Мораес, да. Но когда не было Мораеса, был Дентиньо с «Реалом», и мы провели очень качественную игру. Мы выиграли, а Дентиньо показал себя на высочайшем уровне. В то же время есть молодые игроки, есть Фернандо, у которого если пойдет игра, поверьте на слово, он в ближайший год может стоить сто миллионов. У него все для этого есть. Он может стоить один миллион, а может стоить сто – все зависит от него.
 
– Но вы склоняетесь все-таки к тому, чтобы…
– Я хотел бы, чтобы он стоил двести и чтобы он был в «Шахтере».
 
– Ваша цитата: «Шахтеру» нужны денежки».
– Я думаю, они всем нужны. Они нужны и киевскому «Динамо», и другим клубам. Это нормальное явление. Чтобы мы игроков и очень выгодно покупали, и очень дорого и выгодно продавали.
 
– Готов сейчас клуб продавать дорого?
– Конечно.
 
– Допустим, вы говорите, Трубин молодец. Завтра предложение. Готов будет клуб рассмотреть?
– Да, пожалуйста. Пусть делают предложение, а мы посмотрим, на какой цифре у нас начнут сдавать нервы. Если мы почувствуем, что цифра, когда мы уже начинаем нервничать, то сразу возьмем самолет и медобслуживание за наш счет. У нас прекрасная молодежь, которая, я уверен, будет радовать и в национальном чемпионате, и на европейской арене. Был раньше Тайсон и был Марлос, сейчас Тете у нас, образно говоря, но и Марлос есть. Есть Тете и Соломон.
 
– Вы считаете, они растут естественно, медленно? Вы хотели бы, чтобы они росли быстрее?
– Мне кажется, они очень хорошо и быстро растут. Вы вспомните, пожалуйста, когда к нам пришел Виллиан, он два года не играл. Если вспомните, когда пришел Адриано, он тоже несколько лет не играл. Я думаю, и Фернандиньо не сразу заиграл. Но если, допустим, нам нужно будет еще кого-то купить, мы купим. Но мы купим ровно тех игроков, которые нам нужны. Не для того, чтобы показать болельщикам: вы посмотрите, какую работу сделал Ринат. Я же не хочу показать видимость. Купить игроков, как раньше мы купили Бернарда, а он три года на трибуне. В итоге что происходило? Бернард – несчастный, раздевалка – несчастная, и помощи нет.
 
– И финансовые потери.
– Да, и с финансовой точки зрения плохо. Здесь нужно иметь терпение и ни в коем случае чтобы не было суеты. Суета – это все-таки не родная сестра успеха.
 
– Вы болели коронавирусом?
– К счастью, пока нет. До той минуты, пока вы у меня не спросили, до этого не болел. Что будет дальше, поживем – увидим.
 
– Теперь я, если что, буду виноват.
– Я уже слышал, что писали то, то, то... Один раз была ситуация: у меня было общение, и, как выяснилось, он был инфицирован, или заболел, как там правильно. На следующий день мне позвонил, но когда мне позвонил, сказал – у меня лицо сразу украсило любые поминки. Я сразу уже чувствую, все симптомы собрались у меня сразу в одну секунду. И я уже чувствую, все болит. Начинаю проверять, десять раз проверил – все хорошо, все нормально. Ну и в итоге, помню это, как сейчас было, седьмого марта я сдал ПЦР, и показал мне тест – положительный. Ну я уже чувствую – все. Вот я уже чувствую – температура, все уже чувствую. До этого симптомов не было. На следующий день сдаю – опять положительный. Ну уже все, думал, что у меня положительный тест, и уже вижу – меряют у меня сатурацию. Одно померяешь – одно показывает, другое – другое показывает, третье – третье. Короче, у меня уже три или четыре разных прибора, и на каждом пальце все время меряешь-меряешь, сидишь сутками меряешь. В итоге по большому счету ничего нет. А я ж думал, может, как-то в легкой форме проходит у меня. Потом, одиннадцатого числа, после десятого прошло там, я не помню, дней четыре-пять, я думаю – дай-ка я сдам ПЦР. Сдал ПЦР – все нормально, отрицательный. Ну, думаю, может быть, что-то не так теперь. Не знаешь, чему верить же. И каждый день я начал сдавать ПЦР, в течение 10–15 дней. Все время отрицательный. То есть все нормально. То есть я отделался легким испугом. Ну и, я хочу тебе сказать, вот состояние очень и очень неприятное, когда тебе сказали: положительный, и ты уже идешь, уже сразу, я как сейчас помню, вот тут ребро у меня закололо. Я уже думаю: ох, ты смотри, уже как работает. Ребра выламывает по большому-то счету. Вот так оно было.
 
– Спасибо вам. Я как заболел, вы набрали тут же, спросили, как там ощущения. Действительно страшно. Ну а прививаться, вот сейчас говорят…
– Ну говорят, все говорят, что надо прививаться.
 
– Вы еще не приняли решение?
– Уже практически принял, но вот жду момента.

– В 2021 году вы потеряли близкого человека, Игоря Леонидовича...
– Ну мы с братом были очень дружны. Очень крепко любили друг друга. Он болел, давным-давно болел. Мы за него боролись. К сожалению, он ушел. Он очень сильно любил футбол. Он не пропускал ни одной игры «Шахтера». Он действительно имел очень хороший вкус на игроков, он любил такой красивый, яркий, атакующий футбол. Ему очень всегда нравились и бразильские игроки.
 
– То есть у вас с ним взгляды совпадали?
– У нас с ним взгляды совпадали. Он, может быть, даже больше любил атаку. И очень сильно помогал. Он всегда говорил, какие игроки ему нравятся, какие игроки ему не нравятся. И в принципе он во многом оказывался прав. Поэтому Игоря мне, конечно, будет не хватать. 
 
– Вы были с Мирчей близкими друзьями. Как вы восприняли его приход в «Динамо»?
– Это его выбор. Это его право. Контракт у него закончился? Закончился. Мы новый контракт не предложили? Не предложили. Он готов был оставаться? Готов был оставаться. Мы выбрали немножко другой путь. Сказать, что я принял тогда неправильное решение, что менеджмент там, кто-то меня сбил с толку – это вообще неправильно. Как можно считать? Мы приняли решение, пригласили Паулу Фонсеку и выиграли три чемпионата подряд. Мы все выиграли. И с большим-большим отрывом. 
 
– Ну и с Каштру потом…
– И с Каштру мы четвертый выиграли и опять дошли до полуфинала Лиги Европы, продемонстрировали красивейший футбол. Ну вот и все. Мирча заслуживает того, чтобы по крайней мере заканчивать… Я не знаю, когда он закончит, дай Бог, чтобы он еще, может быть, долгие годы служил футболу, чтоб у него было все хорошо. А у нас еще лучше. У Луческу ж нет контракта пожизненного, что даже когда он перестал быть главным тренером «Шахтера», что мы ему дали контракт еще там на 10 лет или на 20 лет, что он должен представлять какие-то интересы «Шахтера». Нет, Луческу – свободный человек. Это его право, его выбор и его ответственность. И братья Суркисы – это другой клуб. Они тоже вправе пригласить. Они пригласили, угадали, вышли из плохого психологического состояния и на сегодняшний день празднуют заслуженное чемпионство. Молодцы.
 
– А вы общаетесь с Мирчей Луческу?
– Нет, с Мирчей я давно не общался. Вы понимаете, братья Суркисы четыре года не выигрывали. До этого там два года выиграли, а пять лет до этого опять не выигрывали. Тяжело психологически. И их понять можно и нужно. И их уважать есть за что, потому что все-таки ребята не сдаются, сражаются, ставят перед собой амбициозные цели и в качественных руках несут гордое имя киевского «Динамо». Для национального чемпионата это очень здорово, что у них именно чемпионские амбиции. Что если серебро – они расстроены. Год, два, три, пять – неважно. Они расстроены. Они недовольны этим. Они всегда перед собой ставят только чемпионские амбиции. Точно так же и мы. Не успел матч закончиться – я ему позвонил, поздравил.
 
– Что вы пожелали Игорю Суркису?
– Что я могу ему пожелать? Я могу ему пожелать, чтобы следующий чемпионат они проиграли, а мы выиграли. Что я могу ему пожелать? Точно так он мне желает. Это я шучу, конечно. Мы должны все сделать для того, чтобы в следующем году братья поздравляли меня с чемпионством. Но за этим стоит огромный труд. Это нелегко и непросто. Мы будем бороться. От борьбы мы не откажемся, от этого труда мы не откажемся. У нас очень сильная команда, я имею в виду весь клуб. Очень профессиональный, очень сильный, во главе с Сергеем Палкиным, поэтому им огромнейшее спасибо. И я уверен, что у нас очень хороший, амбициозный клуб. Поэтому болельщикам переживать не нужно. И самое главное – все, что мы делаем, мы делаем для них. Потому что я считаю, что наши болельщики – самые лучшие. И тысячу извинений за такой сезон. Тысячу извинений за то, что мы доставили, может быть, какие-то неприятные минуты, но без поражений не бывает побед.