Моя задача – сделать Шахтер сильнее

10 сентября 2021 г.

|

FCSD

Главный тренер «Шахтера» Роберто Де Дзерби в программе «Один на один с Ольгой Каленчук» рассказал о развитии игроков, новшествах в работе, целях на чемпионат и Лигу чемпионов и многом другом

– Роберто, вы уже 100 дней находитесь в качестве главного тренера «Шахтера». Оправдались ли ваши ожидания от приглашения в команду?
– Мне не нравится подводить итоги до того, как моя работа завершена. На данном этапе работается комфортно, я доволен тем, как мы начали сезон. Конечно, нет предела совершенству, и я всегда обращаю внимание на моменты, в которых что-то можно было бы улучшить. Согласен, что у команды уже на данном этапе есть свой стиль, она добилась важных результатов, поэтому можно сказать, что первые сто дней прошли в позитивном ключе.

– Возвращаясь ко дню вашего знакомства с командой, какой вы ее увидели? В каком психологическом состоянии были футболисты?
– В прошлом сезоне «Шахтер» финишировал вторым с отставанием от «Динамо» на 11 очков. И не добился ни одной из поставленных целей. Поэтому я считаю, что пришло время для изменений. Моей глобальной задачей будет оставить по окончании своей работы «Шахтер» более сильным по сравнению с тем, каким я его принял. И для того, чтобы команда выросла в целом, нужно помогать расти молодым игрокам, чтобы они совершенствовались и стали настоящими футболистами.

– Вы говорили, что философия «Шахтера» и ваша личная схожи. Опишите, какие из принципов, которые для вас так важны, уже были у команды? Чему вам не пришлось ее обучать?
– В команде много талантливых исполнителей. Единственная, если можно так выразиться, проблема, что на поле 11 человек, а не один, как, например, в теннисе. Поэтому талант одного отдельного игрока должен соотноситься с талантом партнера. Чтобы создать команду, недостаточно собрать вместе большое количество индивидуально сильных игроков. Необходимо их организовать, научить говорить на одном футбольном языке. Только так создаются большие команды. В противном случае это будет лишь набор отдельных высококлассных футболистов, которые не будут являться целостным коллективом.

– В двух первых турах «Шахтер» победил «Ингулец» и «Львов». Для вас это стало знакомством с чемпионатом Украины. Каким было первое впечатление о нем?
– В Украине почти все команды ждут нас на своей половине поля, чтобы потом быстро контратаковать. Мы провели шесть матчей в чемпионате и могли выиграть их все. Мы победили в четырех из них при одном поражении и одной ничьей. Этот факт меня разозлил, потому что мы должны были по максимуму набирать баллы. И если сейчас у нас нет 18 очков, то мы можем винить в этом только самих себя и никого больше. В Италии некоторые команды исповедуют те же принципы игры, с которыми мы столкнулись в Украине, хотя есть и другие, у которых больше смелости. Но в целом футбол одинаков в любой стране.

– В первых десяти матчах во главе команды вы активно проводили ротацию. Таким образом вы показываете своим футболистам, что доверяете каждому? Либо же вы через официальные встречи все еще знакомитесь с игровыми возможностями своих подопечных?
– Нет, это мои принципы работы, один из способов узнать возможности игроков. И теперь у меня более четкое понимание ситуации в сравнении с тем, что было в начале работы. В стартовых матчах я увидел, кто может играть больше, а кто меньше. Начиная со следующей встречи я буду продолжать ротацию, хорошо зная, что может привнести в игру тот или иной футболист.

– Немаловажный момент – работа арбитров в чемпионате Украины. Об этом очень много говорят чуть ли не после каждого матча. Что вы можете сказать об этом моменте?
– По всему миру можно найти высококлассных арбитров, но есть и те, чей уровень чуточку ниже. Поэтому необходимо принимать их ошибки, если есть уверенность в судейской непредвзятости. Нужно уметь двигаться дальше. В то же время в данном вопросе мне не совсем нравится позиция, занимаемая некоторыми клубами. Раздражает, когда говорят о судействе без особой в том необходимости, когда жалуются и стремятся любым способом отстоять свое мнение. 

– В Украине вы столкнулись с таким явлением, как лимит на легионеров. В некоторых матчах чемпионата вы выпускали предельно допустимое количество украинских футболистов, в Лиге чемпионов иногда их было даже меньше. Этот нюанс доставляет вам некий дискомфорт?
– Думаю, нет нужды устанавливать какие-то правила. Потому что все люди равны независимо от того, бразильцы они или украинцы, итальянцы или хорваты. Но это правило есть, и я уже успел показать, что могу выпускать на поле одновременно больше четырех украинцев, если это в интересах команды. Если я понимаю, что следует выпустить на поле восемь, девять или десять украинцев, у меня будут играть все десять. Хочу отметить, что на данном этапе «Шахтер» переживает переходный период. Мы должны предоставить возможности для роста таким футболистам, как Конопля, Сикан, Бондаренко, Мудрик, Судаков, Трубин, Корниенко, Бондарь. Они заслуживают кредит доверия, возможность проявить себя в игре. Это необходимое условие для их профессионального роста. И когда парни вырастут, поднимется и общий уровень «Шахтера». Для этого, разумеется, нужно время. Я не исключаю, что у ребят было слишком мало возможностей для роста в прошлом.

– Сейчас вы перечислили молодых игроков «Шахтера». Есть ли футболисты, которые уже закрепили за собой место в составе?
– Все эти ребята являются игроками стартового состава, который, как я уже отмечал ранее, будет постоянно меняться. Потому иногда кто-то из них будет оставаться в запасе, но в то же время зрители часто будут видеть этих футболистов на поле. Мудрик, Судаков, Бондаренко на данный момент не так хорошо готовы, как Соломон, Алан Патрик, Степаненко, Майкон или Траоре, если говорить об игроках на соответствующих позициях. В футболе повзрослеть можно только через матчи, и если раньше никто не давал молодежи играть, сейчас нужно за это расплачиваться. Показателен пример Мудрика, который способен в какой-то момент внести решающий вклад в успех команды, но в уже другом матче совершенно раствориться на поле.

– Лига чемпионов. Такое приятное словосочетание, яркий бренд. В «Шахтере» вы дебютировали в этом турнире как тренер и вывели команду в групповой раунд. Что этот турнир значит для вас?
– Конечно же, выступать в Лиге чемпионов престижно. Но для меня задачей номер один является победа в чемпионате. Нужно распределять свои силы таким образом, чтобы чемпионат был в приоритете. Если команда привыкнет хорошо играть в чемпионате, она будет хорошо играть и в Лиге чемпионов. Мы живем в Украине и принимаем участие в первенстве Украины, поэтому победа в чемпионате – наша главная цель.

– Что можете отметить из противостояния с «Генком»?
– Мы играли хорошо, в том числе и в первом тайме, за исключением того отрезка, когда пропустили. В целом провели отличный матч с сильным соперником. «Шахтер» попал в групповой турнир Лиги чемпионов, обыграв такие клубы, как «Генк» и «Монако». Это две сильные команды, которые к тому же располагают солидным бюджетом, в особенности это касается «Монако». Тренеры каждого из этих клубов занимают свой пост уже более года. Считаю, мы сотворили чудо, завоевав путевку в групповой раунд, даже с учетом того, что у «Шахтера» уже имеется большой опыт выступлений в Лиге чемпионов и на протяжении длительного периода времени команда располагает высококлассными футболистами. Но ситуация, в которой сейчас пришлось противостоять «Монако», весьма отличалась от той, что была раньше.

– Ваше самое яркое воспоминание из четырех матчей квалификации?
– Гол Маркоса Антонио в ворота «Генка», когда счет стал 2:0, потому что этим мячом были сняты все вопросы относительно победы в матче. Это были очень приятные ощущения, поскольку накануне мы уступили «Александрии» и последующие два-три дня я очень сильно переживал. И гол Маркоса Антонио, обеспечивший нам выход в следующий раунд, избавил от мрачных мыслей.

– Результат удалось достичь. Эмоции улеглись. Признайтесь, что вы кричали Мудрику во время одной из пауз, что так ярко попало в трансляцию матча?
– Я сказал, что нужно играть спокойно, но в то же время взять на себя ответственность, действовать смело и ни о чем не беспокоиться, потому что я всегда был на его стороне. Мудрик для меня связан с определенной целью. Я стремлюсь не только привить команде зрелищный футбол, выиграть чемпионат и Кубок, пройти этапы квалификации в Лиге чемпионов, но и воспитать молодых игроков, превратить их в полностью сформировавшихся футболистов. Мудрик сегодня один из лучших среди молодежи, и если я не смогу вывести его на новый уровень, то буду расценивать это как личное поражение.

– Оформив выход в групповой раунд, «Шахтер» фактически вернул деньги, потраченные летом на новых игроков. Считаете ли вы, что выполнение этой задачи снизит давление на вас?
– Где бы я ни был, окончательное решение оставалось за мной. И далеко не каждый человек хочет принимать решения, потому что всегда есть риск допустить ошибку. Я думаю, футболисты, которые пополнили наши ряды, в конечном итоге помогут клубу заработать. Думаю, «Шахтер» сможет их продать за большую сумму, чем была потрачена на покупку новичков. Я достаточно внимательно отношусь к деньгам клуба, мне нравится оставлять клуб богаче, чем он был на момент моего прихода. Я имею в виду трансферную стоимость игроков. В данном случае у меня не было страха допустить ошибку.

– Есть ли футболисты, которые превзошли ваши ожидания в игровом или тренировочном процессе?
– Многие, очень многие. В первую очередь хотел бы отметить Майкона, Витао, Степаненко. Я оценил уровень, на который вышел Трубин за пару лет интенсивной работы. Никто из моих новых подопечных меня не разочаровал. Кого-то я знал лучше, кого-то чуть хуже, но я понимал, что принимаю команду высокого уровня, где собраны настоящие профессионалы, которые серьезно относятся к своим обязанностям. 

– Центр обороны – позиция, от которой во многом зависит надежность команды и которая обычно реже всего подлежит ротации. Вы успели попробовать там разные связки. Вскоре стартует групповой раунд Лиги чемпионов. Для вас уже есть оптимальную пара центральных защитников?
– Нет, я уверен в том, что Марлон и Матвиенко на данный момент способны играть в центре обороны лучше, чем другие. Я убежден, что левый центральный защитник должен быть левоногим. В ситуации, когда я не мог рассчитывать на Исмаили, я предпочел перевести на фланг Матвиенко, и в этом случае кандидатура Витао на освободившуюся позицию в центре обороны была оптимальной. Но в идеале один центральный защитник должен быть правшой, а другой левшой. И на позиции левого центрального защитника у нас в команде только один футболист – Матвиенко. Поэтому, когда Николай вынужденно играет на фланге, у нас в центре обороны два правши.

– В данный момент вы видите Матвиенко больше в центре обороны, нежели слева?
– Да. Я считаю Матвиенко очень хорошим футболистом, но ему немного недостает спортивной злости. У него есть все возможности для блестящей карьеры, я уверен, что он способен добиться гораздо большего. Матвиенко знает об этом, я его часто наставляю и требую больше жесткости в единоборствах вне зависимости от позиции, которую защитник занимает на поле.

– В этом сезоне в Лиге чемпионов Матвиенко выводил команду с капитанской повязкой. Вы видите его в качестве лидера на данный момент?
– Я хочу, чтобы он стал им в полном объеме. Именно для этого я дал ему капитанскую повязку. Рост Матвиенко начинается отсюда. Хочу, чтобы он прибавил в этом аспекте игры, поскольку есть другие возрастные футболисты, у которых уже не за горами завершение карьеры. А Матвиенко еще можно причислять к молодым. Но он не юнец, и ему предстоит занять место тех, кто вынужден будет уйти в силу своего возраста. И я бы хотел ускорить процесс становления Матвиенко.

– Насколько травма Трубина нарушила ваши планы? До этого никто из голкиперов не получал игровой практики.
– Мне жаль, что Трубин получил травму, прежде всего жаль самого игрока. Трубин уже достиг достаточно высокого уровня. Для него неважно, играет он перед стотысячной публикой или же на трибунах лишь один человек. Для вратаря это очень важное качество. Я не сильно переживал из-за травмы Трубина, поскольку одним из самых приятных сюрпризов в «Шахтере» стал Пятов. Он уже не молод, много выиграл, и можно было подумать, что у него не осталось стимулов, желания. Но Андрей показал образец профессионального отношения к делу, у него сохранилась мальчишеская жажда к игре как в официальных матчах, так и на тренировках. Именно по этой причине меня не обеспокоила травма Трубина.

– На старте сезона в опорной зоне вы чаще использовали связку Майкон – Маркос Антонио. Раньше там в большинстве матчей играл Тарас Степаненко с одним из этих футболистов. Опишите профайл Степаненко. В каких поединках на поле вам выгоднее ставить Степаненко, а в каких Маркоса Антонио?
– Степаненко в чемпионате отыграл все матчи на одной позиции. Иногда он заменял Майкона, иногда Маркоса Антонио. В Лиге чемпионов я предпочитал использовать двух бразильцев одновременно, поскольку считаю, что они обладают иными физическими качествами, которые больше подходят для международных матчей. С другой стороны, в ответном матче с «Монако» было заметно, что некоторых физических качеств недостает, это касается в первую очередь скорости, изменения ритма. Но я очень доволен Степаненко, и говорю это не потому, что он капитан. Я говорю только то, что думаю. Тарас продемонстрировал свою готовность, он один из тех, кто показал наиболее глубокое понимание моих принципов игры. Под моим руководством он проведет еще много матчей. Я тренер этой команды, и право принятия решения остается за мной.

– Ваша прямолинейность помогает вам в работе или, наоборот, порой мешает?
– Иногда это может быть проблемой, до тех пор, пока игроки хорошо тебя не узнают. Если же человек, который со мной общается, узнает меня лучше, то моя прямота ценится по достоинству.

– Кто сейчас в «Шахтере» штатный исполнитель пенальти и штрафных, когда требуется прямой удар по воротам?
– Пенальти умеют исполнять Тете, Траоре, Марлос, Исмаили. Прямые штрафные по воротам лучше всех бьют Майкон, Алан Патрик, Соломон, Педриньо. Один из важнейших аспектов при исполнении стандартов – уверенность. Если соперник слишком уж закрывается на своей половине поля, угловые и штрафный удары приобретают особую важность.

– Какие опции в атаке дает «Шахтеру» Сикан?
– Сикан очень добрый и благородный парень, которому просто невозможно не желать добра. Думаю, его ждет отличная карьера. Возможно, он не приковывает взгляд своими техническими качествами, но если ты знаешь, что на поле Сикан, ты никогда не останешься в одиночестве. Это очень важный аспект в игре.

– Допускаете ли вы кардинальные тактические изменения по ходу матчей, к примеру, игру с двумя нападающими Траоре и Сиканом? Или подобный план Б не прорабатывается?
– Возможно, они станут играть вместе какие-то отрезки матчей. Также может сложиться ситуация, при которой на поле не будет ни одного из них, и Педриньо будет играть в роли ложной девятки.

– Скоро должен восстановиться Мораес. Вы общались с ним? В каком он физическом состоянии и когда сможет присоединиться к команде?
– Да, мы обмениваемся сообщениями. Я знаю, что он много работает, чтобы вернуться. Точные сроки мне не известны. Но и в этом случае я рад за игрока, поскольку знаю, что значит получить тяжелую травму, что значит проходить длительную реабилитацию. С возвращением Мораеса наша линия атаки, несомненно, усилится, хотя не стоит забывать, что кроме Траоре и Сикана в нападении у нас могут сыграть Дентиньо, Фернандо. У Дентиньо было меньше возможностей, чем он заслуживал, с учетом того, как он проявляет себя на тренировках. Фернандо был травмирован практически весь период подготовки к сезону, но он обладает достаточно редким качеством, которое в «Шахтере» есть только у Мудрика. Это взрывные футболисты, обладающие отличной стартовой скоростью, что очень важно, поскольку бывают такие матчи, как с «Монако», когда именно выход Фернандо уравнял команды в физическом аспекте.

– Можете оценить в цифрах, насколько нынешняя игра «Шахтера» соответствует тому, какой вы ее хотите видеть?
– Мы еще очень и очень далеко.

– На базе установлен экран, где во время тренировок вы можете смотреть видео, тактику. Насколько это упрощает вам работу?
– Этот способ передачи информации был придуман, чтобы языковой барьер не оказывал влияния на тренировочный процесс. То, что сложно объяснить словами, можно просто показать.

– В каком клубе вы впервые задействовали такой подход?
– Я это придумал уже после того, как подписал контракт с «Шахтером».

– Возможно, есть что-то еще, что вы начали впервые использовать в тренировочном процессе в «Шахтере»?
– Да, два переводчика. Это нелегко. Я не привык так работать. Но, думаю, переводчикам тоже непросто работать со мной, так что неудобство обоюдное.

– Вскоре стартует групповой этап Лиги чемпионов. Многие болельщики испытали дежавю, увидев вновь в соперниках «Интер» и «Реал», но для вас встречи на таком уровне с ними будут впервые. Что скажете о группе?
– Мы будем играть и готовиться, зная, что «Интер» и «Реал» – это два великих клуба. Но в то же время мы должны понимать, что шесть очков в матчах с «Шерифом» никто нам не подарит, мы должны их завоевать. Думаю, нам доведется попотеть и в поединках с «Шерифом», это будут сложные игры.

– Можете вспомнить первые эмоции, когда вы узнали, что нам попались «Интер» и «Реал»? Мадридский клуб вы, кстати, неоднократно упоминали в послематчевых пресс-конференциях.
– «Реал» я часто упоминаю на пресс-конференциях, поскольку, когда я был еще ребенком, это была образцовая команда. Когда я вырос, эту роль взяла на себя уже «Барселона». Глубже всего в памяти остаются детские впечатления, потому «Реал» я упоминаю, когда хочу привести пример великого клуба.

– В прошлом сезоне вы могли видеть игры «Шахтера» Каштру против «Реала» и «Интера». Как итог – восемь очков. Теперь с этими командами встретится «Шахтер» Де Дзерби. Это будет другой футбол?
– Не знаю. «Реал» и «Интер» также сменили своих тренеров, пополнились новыми футболистами. Если говорить об «Интере», то сейчас эта команда сильно отличается от той, что была в прошлом году. Выиграв чемпионат, она обрела психологическую устойчивость. Посмотрим, что будет дальше. Перед матчами в Лиге чемпионов у нас есть еще встречи в чемпионате, потом будет поединок в Молдове с «Шерифом», дважды мы сыграем с киевским «Динамо» – по разу в Суперкубке и чемпионате. Поэтому, перед тем как думать о матчах с «Интером» и «Реалом», нужно уделить много внимания ближайшим поединкам.

– «Шахтер» неоднократно встречался с «Интером», но ни разу не побеждал эту команду. Вы – воспитанник «Милана». Учитывая этот фактор, насколько для вас принципиально выиграть у «Интера»?
– Как итальянский тренер, работающий за рубежом и получивший возможность приехать на матч Лиги чемпионов в свою родную страну, я получаю особое удовольствие. Не только я, но и моя семья и мой тренерский штаб. И вопрос не только в том, чтобы принять участие в таком важном поединке. Даже победу как таковую я не ставлю во главу угла. Для меня важно, чтобы команда показала футбол, который нравится мне. Само по себе присутствие на тренерской скамье в матче Лиги чемпионов не является для меня какой-то ценностью.

– В группе три итальянских тренера – Анчелотти, Индзаги и Де Дзерби. Имеет ли для вас особое значение противостояния с итальянскими алленаторе?
– Мне это приятно. Они хорошо меня знают. Я хорошо знаю их. Мы уже встречались с Анчелотти, когда он тренировал «Наполи», а с Индзаги – в период его работы с «Лацио». Мы неоднократно противостояли друг другу.

– Что вы хотели бы сказать нашим болельщикам перед стартом группового этапа Лиги чемпионов?
– Хотим успешно выступить во всех турнирах – в чемпионате, Кубке и Лиге чемпионов. А для этого нужно максимально выкладываться на тренировках.

– Этот турнир – особенный для каждого, кто любит футбол. Какой «Шахтер» мы увидим в этом особенном турнире?
– В первую очередь со всеми футболистами в обойме, чтобы они были здоровы. И проводить более качественные матчи в сравнении с ответной игрой против «Монако».